bass7013 (mycrazystars.ru) wrote,
bass7013
mycrazystars.ru

Category:

А. Кузнецова: о Пушкиной и не только



А. Кузнецова: о Пушкиной и не только

Трудно пробираться через наслоения полутора столетий. У писательницы Агнии Кузнецовой был еще и собственный ключ к личности Натальи Николаевны, найденный ею неожиданно в демократических семейных преданиях, о чем она рассказывает в повести «Под бурями судьбы жестокой...», которая органично перекликается с повестью «А душу твою люблю.. я. Объединение их под одним названием вполне оправданно.


А. Кузнецова разворачивает панораму жизни Пушкиной от конца к истокам и середине. Наталья Николаевна умирает — и воспроизводя события своей жизни. Искренность героини и правдивость писательницы подтверждаются многочисленными письмами и фактами.

Письма Натальи Николаевны грустны, оттенок грусти лежит и на неспешном рассказе автора, что придает повествовательным и документальным элементам произведения целостность.

А. Кузнецова смогла передать обаяние юной женщины, разумной, простой, доброй и естественной. Она полюбила Пушкина, завоевала его доверие, успешно учится ценить и понимать его личность. Счастье пришло к Пушкину, так желавшему его и так в нем нуждавшемуся. Счастливы оба, и счастье их — не выдумка, а факт, подтвержденный множеством свидетельств. «Я видел Ташу, — пишет брат Натальи Николаевны Дмитрий, — я видел также Александра Сергеевича; между ними царствует большая дружба и согласие».

А. Кузнецова не рисует икону. Она видит сложности и неловкости, неизбежные у неопытной женщины, которая перенеслась из тихого поместья в большой свет с его ловушками. Но Наталья Николаевна обладает природным умом, тактом, благородством — ею руководил Пушкин, и она справилась бы со всеми нелегкими проблемами, которые возникали перед ней.

Однако на пути Пушкина и его жены встала объективная и неодолимая опасность.

Замужество вплело юную женщину в тугой узел жестоких исторических противоречий. Пушкин был провозвестником и предтечей будущего. Наталья Николаевна не могла этого постигнуть. В этом не было ни прямой, ни косвенной ее вины. Ведь в содержании трагедии, погубившей Пушкина, по-настоящему разобрались только советская наука и советская общественность, потому что никогда ранее любовь к Пушкину не приобретала такого всеобщего и всепроникающего характера, как в наше время.

В 1825 году ссылка в Михайловское спасла Пушкина от участи Рылеева. Царь тростил-» его, но каждый шаг Пушкина был под надзором, в каждой строке его искали крамолу, он жил и творил, но знал: надо уйти, надо бежать вместе с Натальей Николаевной, с семьей хотя бы в Михайловское, которое могло бы стать обителью его счастья и его творческого труда.

Сколько «свидетелей» уверяло, что Пушкина удерживала в Петербурге Наталья Николаевна. А. Кузнецова убедительно опровергает это: нельзя было ехать сразу, потому что дом в Михайловском нуждался в ремонте, а денег не было, и самое главное — нельзя было уехать потому, что царь не пускал.

Николай бескомпромиссно и ревниво оберегал свою власть, он не дозволял никому и прикоснуться к интересам своей династии и своего класса. В Пушкине он инстинктивно чувствовал крамольника, независимо, не так смотрящего на ход вещей.

Пушкин написал «Историю Пугачева». Николай возмутился: мужик, бунтовщик, окончивший жизнь на плахе, не может иметь истории. Пушкину пришлось изменить заглавие своего сочинения— «.История Пугачевского бунта».

Царь предпочитал держать Пушкина около себя, на коротком поводке, под своим и Бенкендорфа контролем. Пушкин стремился уйти в глушь, в одиночество. И не только потому, что мешала работать столичная, придворная суета. Ему нужны были воля, простор, безнадзорность, возможность хоть за рабочим столом не озираться на угрожающий указательный перст.

Мечтая о бегстве из враждебной столицы в поместье, Пушкин считал необходимым условием успеха своей предполагаемой деятельности присутствие семьи. «Блажен, кто находит подругу: тогда удались он домой». Пет сомнения, что под «подругой» Пушкин подразумевал жену, Наталью Николаевну, и это величайшая хвала, которую он смог произнести в ее честь!..

Свершилось, однако, роковое и неизбежное... Молния, ударившая в Пушкина, опалила и Наталью Николаевну. Горе ее было глубоко и. искренне, и, как бы разделяя ее горе, сочувственно рассказывает о нем писательница.

На руках Натальи Николаевны осталось четверо детей, трудная забота о их будущем, о доме.

После гибели Пушкина она, в согласии с его предсмертной волей, вышла вновь замуж—за генерала Ланского.

Агния Кузнецова любит свою героиню, бережной рукой листает она страницы ее жизни, но она ничего не утаивает, свидетельствуя правду, одну только правду.

Наталья Николаевна принадлежала ко двору. Сохранилось ее письмо к Ланскому, в котором она, невольница неустранимых условий своей жизни, говорит: «Втираться в интимные придворные круги — ты знаешь мое к тому отвращение... мы должны появляться при дворе только когда получаем на то приказание...»

А. Кузнецова сумела показать мудрую скромность и высокое достоинство, которые отличали жену Пушкина во всех обстоятельствах ее жизни, среди сплетен и обвинений, не умолкавших за ее спиной, а иногда достигавших ее слуха.

Пушкину не понимали, потому что не понимали Пушкина. Пушкиной мешали жить, потому что светская чернь не могла примириться с Пушкиным, с его гением, его деятельностью, его народностью.

Пушкин шел к народу. Он проник в душу Пугачева, причину пугачевского восстания он видел в зверствах крепостного строя и в несправедливости самодержавного правления.

В этом разительном противостоянии лежали глубинные корни трагической судьбы Пушкина, следовательно, несчастий и горя его жены.

Жадная парадная толпа, первые ряды которой теснились у трона, ненавидела Пушкина; свое недоброжелательство она переносила и на Наталью Николаевну: ставила ей ловушки, сплетничала, раздувала «для потехи» губительный пожар, не пощадив ни жизни поэта, ни имени его жены.

Осудительное или просто неверное освещение личности Натальи Николаевны, десятилетиями проходящее через множество книг и статей, является, вольно или невольно, инерцией того, что происходило вокруг Пушкина в последние годы его жизни. Ведь и в биографии самого Пушкина не сразу разобрались.


Ведь первоначально камер-юнкерство Пушкина считали доказательством чуть ли не его пресмыкательства перед двором. Лишь после того как были опубликованы письма Пушкина, стало понятно, с какой ненавистью принял он «милостиво дарованное» ему придворное звание. Как ни потерянно чувствовала себя Наталья Николаевна в дни его смерти, она, вопреки правилам придворного этикета, приказала похоронить Пушкина в штатской одежде, а не в толосатом кафтане» камер-юнкера. Агния Кузнецова не забыла отметить эту подробность, свидетельствуя о чуткости Натальи Николаевны к имени своего гениального мужа.

Повесть Агнии Кузнецовой обладает большими литературными достоинствами. Способность «подчиняться» материалу, отсутствие предвзятости позволили автору как бы мимоходом, а на самом деле последовательно и весьма убедительно показать нравственный облик Пушкина.


Пушкин был человеком своего времени, с сильным темпераментом, увлекающийся. Он, особенно в юности, подчас терял меру в своих увлечениях. Однако это не помешало такому требовательному и бескомпромиссному судье, как Николай Гаврилович Чернышевский, назвать «нравственное здоровье» основной чертой личности Пушкина. Нравственное здоровье предопределило выбор Пушкиным подруги жизни.

Пушкин был великий художник. Его привлекала красота, а в совершенной красоте он видел отображение совершенной духовной сущности. Он писал Наталье Николаевне, уже ставшей его супругой: «Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете,—а душу твою люблю я еще более твоего лица».

Наталья Николаевна, семья, дети стали опорой поэту в его сложной судьбе, в его великом подвиге, в его «служении России», как он однажды выразился.

И факты подтверждают концепцию автора повести.

После поражения декабристов всеобъемлющая и независимая гениальность сделала Пушкина — на время — глазным, единственно гласным противником всей системы, на которой держалась империя Николая I. В воцарившемся мраке «одна только звонкая песня Пушкина» (слова Герцена) напоминала о прошлом вольнолюбии и указывала на будущее. Пушкин был тем более опасен для социального строя, что он был один, и поприщем его была поэзия. Его трудно было уличить, ухватить для расправы.

Но Пушкиным в самом деле символизировалось противостояние идеалов будущего и существующей действительности.

На Пушкина повели наступление рассыпным строем, от которого тем труднее было оборониться, что руководила им логика реакции.

Враги вдруг заметили, что у Пушкина есть «ахиллесова пята», есть «пункт», где он не только уязвим, но и беззащитен. «Пунктом» этим была его беззаветная любовь к жене, повышенное чувство рыцарской чести. И тогда пошли в ход двусмысленности, сплетни, анонимки, ловушки. Дело быстро довели до дуэли, роковой для поэта. Дуэль переросла рамки светского происшествия. Гибель Пушкина стала историческим событием. Событием, течение которого влилось в общий поток русского освободительного движения.

Этого долго не понимали литературоведы, пожалуй, вплоть до советских времен, до знаменательного юбилея 1937 года. Но это понял гениальным художественным чутьем современник [и преемник Пушкина, тоже великий поэт, Михаил Лермонтов. Его стихотворение «Смерть Поэта» является не только поэтическим шедевром, оно открывает нам драматическое движение мысли Лермонтова.


Пушкин один восстал против оскорблений, против клеветы, против мелочных обид, против лживых мнений света, один вступился за свою честь и честь своей жены. Он выбрал единственно доступную ему форму мести — поединок. И был убит. Убит французом-эмигрантом, пустое сердце которого было равнодушно и к делам своего Отечества, и к славе России, к лучшему ее сыну.


И у Лермонтова возникает естественный вопрос: зачем не бежал Пушкин от завистливого и душного света? Лермонтов не был осведомлен о том, что происходило в душе и доме Пушкина, он не знал, что Пушкин не бежал потому, что был скован невидимыми цепями.

Однако как только Лермонтов поставил вопрос так — он напал на верный след, и он понял: Пушкин боролся не против света, не против накипи, а против лютой реакции, заморозившей после 1825 года поток русской общественной жизни.

При этой гениальной и верной лермонтовской трактовке жена Пушкина предстает перед нами как действующее лицо трагедии шекспировского плана. Она осталась жива, но и в трагедиях Шекспира не все действующие лица погибали.
Лермонтов относился к Наталье Николаевне с величайшей почтительностью. Он не терпел, когда о ней отзывались неуважительно.

Убив Пушкина, реакция торжествовала победу. Но победа оказалась пирровой, мнимой.

Прощаясь на веки с женой, Пушкин проявил широту и человечность, величие своей любви. Он не хотел, чтобы мир закрылся для Натальи Николаевны, чтобы она навсегда превратилась в безрадостную затворницу, непостриженную монахиню. Пушкин завещал ей вновь выйти замуж. Зная злую беспощадность светского и церковного ханжества, он посоветовал ей сделать это через два года траура и деревенского уединения.

Наталья Николаевна выполнила волю Пушкина, однако вышла замуж вторично только через 7 лет. Новый брак принес ей другую жизнь. А. Кузнецова показывает, как в этой другой жизни Наталья Николаевна сумела сберечь уважение к достоинству Пушкина и охранить интересы его детей.

Повести А. Кузнецовой несут в широкие читательские круги верное представление о жене Пушкина, Наталье Николаевне. Они — дань любви и долга по отношению к величайшему национальному гению России.


Схожее в подборке «Книги».







Tags: Пушкин, Россия, искусство, история, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 16:05, yesterday 75
Buy for 40 tokens
Мне в очередной раз удалось вывести на чистую воду ещё одного проходимца. Сергей взял кредит, чтобы построить себе дом-мечту и оказался у разбитого корыта. Так что думайте головой, прежде чем... Вот вам реальная история, которая получила очень интересный сюжетный поворот. Сергей скопил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments